Владимир Аверчев: Малый бизнес превращается в хобби

Владимир Аверчев: Малый бизнес превращается в хоббиВладимир Аверчев: Малый бизнес превращается в хобби. В среду, 8 июня, в конференц-центре «Extropolis» состоялось заседание клуба «Открытый форум» на тему «Бизнес и власть в России». В ходе форума обсуждался ряд вопросов, в частности, отношение бизнеса к политической элите, стратегии адаптации бизнеса к политической реальности, коррупция как элемент экономики и политики, политический климат в России и возможности экономического роста и модернизации, условия нормализации взаимоотношений бизнеса и власти. По словам выступившего в ходе заседания исполнительного директора Экспертного института Андрея Нещадина, сегодня государство четко дало понять, что оно является главным игроком на экономическом рынке страны. То есть государство переходит от регулирования к роли непосредственного участника в бизнесе. А.Нещадин считает, что для нормализации отношений между бизнесом и государством есть два пути. Первый — государство берет на себя дополнительные обязательства по развитию страны, создает четкие правила игры в экономической сфере и благоприятные условия для развития бизнеса. Второй — бизнес должен переходить к системе саморегулируемых организаций, которые самостоятельно будут устанавливать размеры тарифов, зарплаты, развивать систему образования и проч. По его мнению, основной проблемой при нормализации этих отношения является отсутствие площадок для переговоров между бизнесом и властью, а также между бизнесом и гражданским обществом. Директор института региональных проблем Максим Дианов считает, что сегодня отмечается активизация участия бизнеса в политике.

По его мнению, предпринимательское сообщество поняло, что без политики бизнес невозможен. В 2000 году в регионах России представители элиты, занимающиеся исключительно политикой, составляли 46%, исключительно предпринимательством — 36%, 18% занимались политикой и бизнесом одновременно, сообщил он. К 2003 году ситуация изменилась: 36% по-прежнему заняты только предпринимательством, 18-19% — только политикой, а 45-46% — и бизнесом, и политикой. Сейчас процесс взаимосвязи этих двух сфер деятельности продолжается, уверен М.Дианов. По его словам, в настоящее время наблюдается существенный приход молодых бизнесменов в законодательные органы регионов, половина заместителей губернаторов — бизнесмены.

Как отметил директор Института международных экономических и политических исследований Руслан Гринберг, мировой опыт показывает, что у власти и бизнеса разные сферы деятельности. Сейчас в России усиливаются авторитарные черты государственного управления при одновременной дебюрократизации страны, так как общепризнано, что частные инвестиции значительно эффективнее государственных. По его словам, во всех странах существует понятие некоего «треугольника»: общество, частный бизнес и власть. Если эти три стороны работают эффективно, то происходят так называемые «экономические чудеса», пояснил он. При этом Р.Гринберг считает, что золотой век экономики и свободы людей, который пришелся на вторую половину XX века в Западной Европе, уже закончился. Сейчас государство должно отказаться от ряда своих функций, в результате чего может возникнуть спонтанная экономическая активность, считает руководитель института. Р.Гринберг видит два возможных варианта развития сложившейся в России ситуации во взаимоотношениях власти и бизнеса: бунт «объектных» (простых) людей, что можно прогнозировать с наибольшей вероятностью, или мягкий авторитаризм с укреплением демократических ценностей.

Директор по исследования представительства «BP» в России Владимир Аверчев считает, что для России сегодня уже упущено время для спокойного эволюционного развития, «без мобилизационных механизмов экономику страны не поднять». Говоря об особенностях взаимодействия бизнеса и власти в России, он сообщил, что в 90-х гг. бизнес приватизировал власть, потом президент В.Путин сделал попытку ренационализации государственной власти, сегодня же власть опять приватизируется бизнесом. В результате все может дойти именно до бунта населения, уверен он. Проблемы, по его мнению, связаны с тем, что в современной российской политике отсутствует понятие общества как такового, а без него не решить проблем взаимодействия бизнеса и власти. Сейчас в стране сложилась ситуация, при которой собственности сконцентрировалась у очень ограниченного круга лиц, — «сверхконцентрация собственности», в результате чего наблюдается и «сверхконцентрация политической власти».

Следовательно, важной задачей является распределение (дисперсия) собственности. Кроме того, уверен В.Аверчев, разделение политики и бизнеса будет способствовать росту профессионализма занятых в каждой из этих сфер. Бизнес должен перестать претендовать на активное участие в политике, считает он. Председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева рассказала о взаимоотношениях бизнеса и власти с точки зрения гражданского общества. Она уверена, что гражданское общество в России создано, но «оно слабое». Л.Алексеева отметила, что с начала XXI века наблюдается усиление давления на бизнес со стороны властных структур, что связано не только со взяточничеством, но и с требованиями к бизнесу со стороны властей вкладывать средства в различные мероприятия, прежде всего, в развитие спорта, церкви, досуговых и социальных организаций. Так, российские социальные организации на 40% финансируются частным бизнесом.

По ее словам, российский бизнес тратит на благотворительность больше, чем бизнес в США и Европе (11% и 7% соответственно). Но в России это не добровольная благотворительность, а направляемая государством, отметила Л.Алексеева. «Слабое гражданское общество сохранится до тех пор, пока бизнес не станет независимым. Но пока не разовьется гражданское общество, бизнес не сможет стать независимым», — сказала она, но признала, что пока не видит выхода из этого замкнутого круга. Президент Института стратегических оценок и анализа Александр Коновалов сообщил, что для бизнеса при его адаптации к политической власти существует два пути: бизнес или активно идет во власть, отстаивая свои интересы, или превращается из активного субъекта деятельности в просителя по отношению к чиновнику. А.Коновалов считает, что с коррупцией в современных условиях бороться бесполезно, так как она является неотъемлемой частью современных экономической и политической систем. По его словам, в 2003 году Россия стояла «на пороге экономического бума, у бизнеса отмечалась колоссальная готовность к деловой активности, по которой ударило «дело ЮКОСа. Как сообщила директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл-Р» Елена Панфилова, количество малых и средних предприятий в России за последний год уменьшилось на 13%. Малый и средний бизнес непосредственно связан с обществом, они прекрасно договариваются и надеются, что в их отношения не вмешается власть. «Малый и средний бизнес не имеет никакого отношения к Кремлю, но большое отношение — к народу», — подчеркнула она. Постепенно с ростом так называемой административной ренты малый и средний бизнес все меньше связывает свою деятельность с властью.

Сейчас малые и средние предприятия закрываются, это превращается в хобби: человек работает и ничего за это не получает, отметил Е.Панфилова. ИА «Альянс Медиа.

Leave a Reply