Политика для обывателей

17.10.2016

Политика для обывателейПолитика для обывателей. Как должен относиться к политике порядочный человек? С брезгливостью. Как должен относиться к политике современный человек? Он должен быть в курсе дел, владеть информацией. Как должен относиться к политике настоящий гражданин? Ответственно. С готовностью вмешаться, если что-то не так. Как относится к политике нормальный человек?

Равнодушно, он знает, что от него ничего не зависит. Мы собрали на групповую дискуссию людей, которые, в общем, настолько же отвечают понятиям о порядочном, нормальном, современном гражданине, насколько и вы, читатели этих строк. Более того, их собрали именно по этому признаку – они посещают сайт Эти люди считают себя современными . но они же сами назвали себя обывателями . Перечисленные взаимоисключающие подходы к политике были вполне представлены на этой групповой дискуссии. Вот свидетельства того, что эти обыватели в политику включены (иначе, зачем им сайт с таким названием. -Просто невозможно не интересоваться (политикой), наша жизнь с ней связана.

-Делают политику люди, политика – это работа, она влияет на всех. -Политика – это глобальное, серьезное что-то. Правда, гражданские мотивы звучат слабо, но выражен хотя бы частный интерес. -Для нас политика важна в том случае, когда она касается нас самих лично. -Политика интересна в том смысле, чем это нам грозит в дальнейшем. -У всех растут дети, интересно, что их ожидает в будущем. А вот свидетельства того, что эти же обыватели отчуждены от политики либо отчуждают ее от себя. -Политика нигде доверия не вызывает.

-Как бы ее не подавали, нас все равно не спросят. Классические проявления алиенации. Экзистенциалистам, писавшим о заброшенности человека в мир, наши респонденты дарят формулу. -Есть ощущение кинутости.

Для других классических социологических теорий тоже найдется пример. -Это как футбольный матч по телевизору: смотришь – интересно в принципе, а поучаствовать никак не можешь. Как тут не вспомнить критиков массового общества о том, что в современном (массовом) обществе реального участия масс в политике нет и не может быть. Наши респонденты явно поддакнули бы таким соображениям. Есть, правда и другие соображения, о том, что ныне регулярный демократический процесс реализуется в основном не в форме прямого волеизъявления народа в ходе плебисцитов, собраний, митингов (это – инструменты его коррекции, применяемые в надлежащих случаях).

Более сложный современный набор институтов демократии включает машинерию партий, других организаций и движений, а также механизм массовых коммуникаций, т.е. всевозможные и свободные медиа, опросы общественного мнения, системы типа Интернета, рекламу, политтехнологии, пиар и др. Наши респонденты от этих соображений – благо дело явно касается не нас (у нас — подделка под демократию) — взяли не многое, и то – в ироническом ключе. -Политика – это пиар, и все это прекрасно знают, это самореклама своего рода. В итоге получается вот что. Людей спрашивают. Что такое политика.

А что такое политика в России. -Самый большой обман. Отчего это так, отчего у нас политика не ведет, как должна бы, по их мнению, к благосостоянию страны. По ответам получается, что дело в политиках, в их эгоизме. -Политикам народ нужен только на время выборов и предвыборной кампании, все остальное время – это то, чего они добивались в этой кампании для себя. -Политика у нас на данном этапе защищает определенную группу, а не социум. -Политика кланов, семейственность.

-В большинстве случаев она ведет не к нашему благосостоянию, а к их личному благосостоянию. В общем, Интернет-обыватель не удовлетворен ситуацией, но доволен имеющимися объяснениями, почему она так плоха. А именно: есть немногочисленные плохие, но могущественные люди, которые обращают все на пользу себе и во вред нам – многочисленным, хорошим, но ни на какое политическое действие не способным и о нем не помышляющим. Вступить в политическую партию. -Если вступать в какую-то партию, то это заведомо обрекать себя на грубые правила. Впрочем, кажется, у некоторых наших обывателей есть свой (можно даже сказать, местный) вариант преодоления описанного выше отчуждения. -Мы живем в воровском государстве, и это нравится всем – мне, вам… Мы пытаемся найти способ манипуляции в жизни. Мне приятно участвовать в общем воровском синдикате на своем уровне.

Если отвлечься от эпатажной части этого высказывания, то за ним можно увидеть интересную попытку описать специфику нашей ситуации в последние годы. Действительно, в России и ряде сопредельных стран после развала социалистического государства первыми естественно возникшими сложными формами социальной организации оказались не гражданские общины, не профессиональные союзы, не национальные объединения — и не выражающие их интересы политические партии и движения. Нет, первыми складывались территориальные группировки, землячества, далее мафиозные структуры, ОПГ, незаконные формирования. А рядом с ними множились фирмы, предприятия, учебные заведения, службы. В этом ряду возникала и политика – создание партий, движений, проведение избирательных кампаний. Повторим, она не была выражением политической воли тех или иных общественных групп, ибо у них еще не было воли. Поэтому политика начиналась столь же отдельно от общества, как ранний бизнес. Далее начались попытки государства возвращать себе контроль над обществом.

Там, где общество не выработало никаких собственных структур, реконкиста состоялась, что называется, на все сто и больше. Недаром о росте чиновничества и его власти так охотно говорят обыватели. Их эта власть съела целиком. Но там, где общество сформировало какие-либо структуры, начались бурные реакции соединения. Все указанные выше институты начали активно проникать друг в друга. Бизнес криминализировался и при этом переходил под контроль чиновничества. Мафия проникала в госструктуры, у преступного мира появились политические цели.

Банкам понадобились вооруженные формирования, формированиям – банки. В самое последнее время были сделаны шаги по огосударствлению партий и их политики, и тогда же выяснилось, как глубоко проникла коррупция в госструктуры. Этот кипящий вал слияний и поглощений, впрочем, существовал лишь по краям общества, захватывая его наиболее активную часть. Активная часть общества — это та часть жизни, где мы участвуем, тогда как на остальной территории мы просто живем. Там мы – просто обыватели. Оттуда мы зрим государство, бизнес, политику в тех — чаще всего неприглядных — формах, которые они приняли в процессе взаимопрорастания, и говорим о них то, что и звучало на групповой дискуссии. Алексей Левинсон . при участии Ольги Стучевской.

Обсудите в соцсетях.

Leave a Reply