Поднятие оригинальности готовой курсовой Ю-189 — 940 — Бизнес и — политика

Поднятие оригинальности готовой курсовой Ю-189 - 940 - Бизнес и - политикаПоднятие оригинальности готовой курсовой Ю-189 940 Бизнес и политика. 2. Основные модели взаимодействия бизнеса и власти в современном мире. 3. Современные особенности взаимодействия власти и бизнеса в России. Библиографический список литературы. Выдержка из текста. Основанием для социальной ответственности рассматривается социальное действия, для которого характерны преднамеренность, мотивированность, ориентированность на другого (других. На современном этапе развития корпоративной социальной ответственности сформировалось несколько ее моделей, каждая из которых отражает определенный социально-политический установившийся порядок. В целом сама по себе доктрина корпоративной социальной ответственности отражает предпринимаемые усилия по развитию общества благосостояния. Сложившаяся мозаика международных моделей корпоративной социальной ответственности, которые сформировались в Европе и США, обуславливается следующим обстоятельством: бизнес стремится самостоятельно без указания со стороны политических сил устанавливать меру своего участия в развитии общества.

Иначе можно сказать, что формальные и неформальные институты формулируют свой категорический императив в соответствии с социальными потребностями, которые они понимают по-своему. На современном этапе развития России проблема социальной ответственности бизнеса получает все более широкий общественный резонанс. Связано это с тем, что сегодня формируется новый формат взаимодействия бизнес-сообщества и политической власти. На бизнес наложено обязательство стать социально ответственным в целях сохранения статус-кво в отношениях с государством. Но при этом общественная полемика о социальной ответственности обычно акцентирует внимание на вопросах функционирования бизнеса. В значительной мере это обосновано. Дело в том, что деятельность бизнеса вызывает двойственные оценки в глазах общества: во взаимоотношениях власти и бизнеса главенствующую роль играет власть, а подчиненную — бизнес. Власть задает условия для реализации социальных проектов, например через формирование определенной налоговой и иной политики в отношении бизнеса. Такая политика представлена на федеральном, региональном, муниципальном уровнях.

В результате этой политики власть может как способствовать развитию бизнеса и реализации социальных проектов бизнес-сообщества, так и создавать препятствия для этого. В этом контексте в последние годы произошло переосмысление ряда положений социально-экономического и политического развития страны, направленной на модернизации. В силу слабости и неразвитости структур гражданского общества и отсутствия традиций публичных действия, заинтересованные группы и общество в целом оказывается не в состоянии оказывать какого-либо воздействия на бизнес. В силу этого присутствует нецелостное восприятие концепций корпоративной социальной ответственности в нашей стране. Сложившаяся концепция корпоративной социальной ответственности оказывается ориентированной на ближний круг стейкхолдеров (заинтересованных лиц), к которым относятся государство, собственники и персонал. Причина того заключается в том, что в России основными акторами, которые реализуют принципы корпоративной социальной ответственности, является очень незначительный круг наиболее крупных и успешных компании, а также государство как как нормативный центр политической системы, ее предела и оправдания. В таких условиях для формирующейся в России модели корпоративной социальной ответственности характерен этатистский вариант. В соответствие с ней, в значительном количестве случаев бизнес инициируется социально значимые проекты, ориентируясь на запросы органов государственной власти, органов местного самоуправления. Причина этого заключается в отсутствии разработанной и действующей законодательной базы для реализации подобных практик.

В целом можно выделить три базовых модели взаимодействия бизнеса и власти. административное принуждение. В соответствие с данной моделью власть (вето-группа — уполномоченные принимать политические решения) обязывает бизнес-структуры делать конкретные вложений в реализацию государственных социальных программ и проектов. В этих условиях конкретные требования и параметры возможных компенсаций со стороны власти понесенных бизнесом затрат никак не обозначаются. Одновременно с этим в случаях, если бизнес отказывается от удовлетворения просьб органов власти, то по отношению к нему могут быть применены разные санкции, например, ограничение доступа к ресурсам. Организация торга вокруг условий поддержки бизнесом социальных программ и проектов власти. В этом случае, предметом торга будут является масштабы и направления финансового участия бизнеса и возможные способы компенсации этих расходов властью. Невмешательство. В этом случае государственные органы не занимает активную позицию по отношению в проведению социальной политикой бизнесом.

Таким образом, в реализации как внутренней, так и внешней социальной политики бизнес оказывается совершенно самостоятельным. С нашей точки зрения, данный формат отношений уместен тогда, когда в бизнес-структурах задействованы аффилированные лица. С нашей точки зрения, складывающаяся система чрезмерной опеки со стороны государства, которая реализуется позицию необходимости политического контроля над современным российским бизнес-сообществом, определяет формирование нового типа модуса политического сознания субъектом бизнеса — нуминозность. Предложенное понятие позволяет охарактеризовать важнейший аспект политического опыта российского бизнеса, который был приобретен им в процессе систематического и постоянного воздействия политической власти на него. Это особое состояние страха и трепета , в которое государство вгоняет бизнес.

В результате этого приоритетными практиками реализации бизнесом своей социально-политической деятельности оказываются неформальные механизмы и режим консультирования . В данном контексте свобода действий бизнес-сообщества оказывается очень ограниченной для реализации собственных социально-политических инициатив. В результате этого действия бизнеса в социальной сфере характеризуются значительной импульсивностью. В контексте социокультурного раскола, который свойственен современному российскому обществу, данному формату взаимодействия между властью и бизнесом есть ряд объяснений. особенности социокультурных составляющих сознания, характеризующегося как холистическое, интуитивное и противопоставленное механистическому, редукционистскому. традиции патерналистского управления — высокие социальные экспектации при инерционности социума и социальном нигилизме. административно-бюрократическая культура — формирование и содействие многообразной системе неформальных отношений между властными структура структурами и бизнес-сообществом.

социализационный лаг. Состояние социально-политической среды и ценностные приоритеты бизнес-сообщества не соотносятся между собой непосредственно: между ними вклинивается существенный временной лаг, ибо базовые ценности бизнеса в значительной степени отражают условия тех лет, которые предшествовали его социально-политической дееспособности. институционализация власти и собственности осуществлялись одновременно. Смена власти обязательно сопровождается ревизией отношений собственности. кризис легитимности и легальности бизнес-сообщества (в особенности крупного бизнеса) в глазах общественности из- за сомнительных итогов приватизации, социально-политической конъюнктуры 90-х гг. ХХ в. рассогласованность приоритетов в иерархии ценностей власти и бизнеса. значительный диапазон накопившихся социокультурных изменений, которые не соответствуют уровню институционального развития. партикуляризм и аскриптивность — основополагающие черты российской власти как политического института. институт власти-собственности. В обществе, где функционирует данный институт, основания частной собственности зыбки, оно опирается лишь на власть правителя.

В этом случае высшая власть нередко сакрализована. Феномен власти-собственности есть имманентная специфическая сущность, квинтэссенция всех неевропейских (незападных по происхождению) обществ в истории. В результате государство, находясь на оси порядка и изменения, создает альтернативу социальному требованию посредством государственного давления и принуждения по отношению к бизнесу. Таким образом, в нынешних условиях нуминозность как институциональное условие взаимодействия российского бизнеса с политической властью выступает причиной кризиса политического развития отечественного бизнес-сообщества: кризиса идентичности, участия и легитимности. Подводя итоги, следует отметить, что взаимоотношения бизнес-власть в рамках политического процесса наиболее удобно было бы воспринимать в рамках классической модели прямого взаимодействия субъектов от бизнеса и арбитра от государства. Однако, российская действительность вносит всё больше корректив в эту модель.

Развитие же системной модели взаимодействия с органами власти идёт достаточно медленно. Причина этого не только в сопротивлении государства и противоборстве политических группировок, сколько в особенностях развития российского бизнеса. Первая особенность в том, что российская бизнес-элита постепенно эволюционирует, всё больше склоняясь к цивилизованным формам разрешения имущественных споров. Громкий политический PR вокруг этих процессов рождён скорее стремлением к дезинформированию заинтересованных кругов, нежели к интенсификации противоправных действий и скорее является следствием несовершенства законодательной базы, нежели усиливающимся давлением криминала на политическую сферу. Системная модель, в этом смысле, может помочь бизнесу найти общие точки соприкосновения в совершенствовании законодательной базы. Среди российских топ-менеджеров западные установки в восприятии бизнеса постепенно начинают преобладать.

В рамках этого процесса для власти важно не быть втянутой в экономические игры и подспудно не создать законодательных преференций для отдельных компаний. Однако это уже не специфически российская проблема, а общемировая. В России просто никак не могут вывести корпоративный лоббизм на легальный уровень, сознательно предпочитая прятать его в стенах коридоров власти. Вторым важным следствием построения новой модели взаимодействия бизнеса и власти можно назвать уменьшение эффекта персонификации развития бизнеса во взаимодействии с государственными органами. С лёгкой подачи российских СМИ, а также в силу традиционных особенностей построения государственного аппарата бизнес не только требует постоянного управления вложенными активами, но и персонифицируется с управляющим лицом.

Российские олигархи, подобно отношениям в политической системе пытаются сконцентрировать максимальное число полномочий в рамках своей компетенции. В результате в глазах СМИ, политиков, государства, и инвесторов формируется персонифицированная ответственность конкретного менеджера за положение компании. Этим государство активно пользуется. Достаточно вспомнить как отстранение Якова Голдовского уронило дела СИБУРа, а чего стоят постоянные прыжки капитализации РАО ЕЭС. Но это уже другой случай. Здесь как государство, так и менеджмент старательно играют на эффекте персонификации . Попытки построения новой системы сулят сведение к минимуму персонифицированной ответственности. У бизнеса появляется новый, независимый посредник.

Однако даже в своём стремлении построить и институализировать новую модель взаимодействия власти и бизнеса российская олигархия пытается продлить жизнь своего персонального имиджа . Создавая институт независимых арбитров РСПП пытается максимально концентрировать внимание именно на личностях элиты российского бизнеса, именно на их персональном авторитете. По мнению функционеров РСПП, распространяемым в публичном пространстве это поможет разрешению споров, не прибегая к силовым методам государственного воздействия. Однако, как же объяснить присутствие в списке арбитров представителей Администрации Президента? В результате, инициатива РСПП может обернутся очередной инициативой по концентрации влияния в руках конкретных представителей бизнес-элиты. В этом свете общий вывод грозит быть неутешительным. Если в рамках новой системы взаимоотношений будут сохранятся генетические методы работы а-ля КПСС , то российская экономика ещё долго будет восприниматься связанной с присутствием у власти конкретных политических лидеров и балансом сил среди конкретных представителей бизнес-сообщества, что значительным образом подталкивает к размышлениям о приближении России к развитию по латиноамериканскому сценарию . Более того, подобная тенденция, подспудно, устраивает как представителей власти, так и бизнес-элиту, которой это в бизнесе существенно помогает. Если не переломить эту тенденцию, то доминирование русской олигархии в экономике России будет сохранятся в рамках уже существующих сегодня тенденций.

Библиографический список литературы. 1. Аверин А.Н. Социальная политика и социальная ответственность предприятия. — М. Издательство Альфа-Пресс , 2008. — 96 с. 2. Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М. 2005. С. 354. 3. Социальная политика бизнеса в российских регионах: Сб. науч. Тр. / РАН ИНИОН. — М. 2005. -212 с. 4. Шохин А.Н. Взаимодействие бизнеса и власти в Европейском Союзе [текст. / А.Н. Шохин, Е.А. Королев; Гос. Ун-т — Высшая школа экономики. — М. Изд. Дом. ГУ ВШЭ, 2008. — 158 с. 5. Киселев В. Взаимоотношения крупного капитала и государственной власти (зарубежный опыт) // Проблемы теории и практики управления. 2008. №1. 6. Гаман-Голутвина О. В. Государственная Дума ФС РФ: персональный состав и тенденции эволюции // Вестник РГНФ. 2008. №4. 7. Перегудов С. П. Корпоративный капитал в российской политике // Политические исследования. 2008. №4. 8. Власть и бизнес — поиски нового качества диалога? // Российская Федерация сегодня. 2010. №10. 9. Путин В. В. Вступительное слово на VIII съезде партии Единая Россия , 1.10.2007. 10. К проекту концепции государственной политики развития и поддержки малого и среднего бизнеса в Российской Федерации. 12. РИА Новости , 13.08.2008. Президент РФ Медведев за 100 дней обрел поддержку бизнеса. Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М. 2005. С. 71. Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М. 2005. С. 92. Киселев В. Взаимоотношения крупного капитала и государственной власти (зарубежный опыт) // Проблемы теории и практики управления. 2008. №1. Киселев В. Взаимоотношения крупного капитала и государственной власти (зарубежный опыт) // Проблемы теории и практики управления. 2008. №1. Власть и бизнес — поиски нового качества диалога? // Российская Федерация сегодня. 2010. №10. Власть и бизнес — поиски нового качества диалога? // Российская Федерация сегодня. 2010. №10. Перегудов С. П. Корпоративный капитал в российской политике // Политические исследования. 2008. №4. Перегудов С. П. Корпоративный капитал в российской политике // Политические исследования. 2008. №4. К проекту концепции государственной политики развития и поддержки малого и среднего бизнеса в Российской Федерации. К проекту концепции государственной политики развития и поддержки малого и среднего бизнеса в Российской Федерации. Киселев В. Взаимоотношения крупного капитала и государственной власти (зарубежный опыт) // Проблемы теории и практики управления. 2008. №1. Киселев В. Взаимоотношения крупного капитала и государственной власти (зарубежный опыт) // Проблемы теории и практики управления. 2008. №1. Власть и бизнес — поиски нового качества диалога? // Российская Федерация сегодня. 2010. №10. Гаман-Голутвина О. В. Государственная Дума ФС РФ: персональный состав и тенденции эволюции // Вестник РГНФ. 2008. №4. Перегудов С. П. Корпоративный капитал в российской политике // Политические исследования. 2008. №4. Перегудов С. П. Корпоративный капитал в российской политике // Политические исследования. 2008. №4. Киселев В. Взаимоотношения крупного капитала и государственной власти (зарубежный опыт) // Проблемы теории и практики управления. 2008. №1. Библиографический список литературы. 1. Аверин А.Н. Социальная политика и социальная ответственность предприятия. — М. Издательство Альфа-Пресс , 2008. — 96 с. 2. Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М. 2005. С. 354. 3. Социальная политика бизнеса в российских регионах: Сб. науч. Тр. / РАН ИНИОН. — М. 2005. -212 с. 4. Шохин А.Н. Взаимодействие бизнеса и власти в Европейском Союзе [текст. / А.Н. Шохин, Е.А. Королев; Гос. Ун-т — Высшая школа экономики. — М. Изд. Дом. ГУ ВШЭ, 2008. — 158 с. 5. Киселев В. Взаимоотношения крупного капитала и государственной власти (зарубежный опыт) // Проблемы теории и практики управления. 2008. №1. 6. Гаман-Голутвина О. В. Государственная Дума ФС РФ: персональный состав и тенденции эволюции // Вестник РГНФ. 2008. №4. 7. Перегудов С. П. Корпоративный капитал в российской политике // Политические исследования. 2008. №4. 8. Власть и бизнес — поиски нового качества диалога? // Российская Федерация сегодня. 2010. №10. 9. Путин В. В. Вступительное слово на VIII съезде партии Единая Россия , 1.10.2007. 10. К проекту концепции государственной политики развития и поддержки малого и среднего бизнеса в Российской Федерации. 12. РИА Новости , 13.08.2008. Президент РФ Медведев за 100 дней обрел поддержку бизнеса.

Leave a Reply