Not Found

Not FoundТяжела и мало предсказуема жизнь типичного украинского майданного революционера, каковым является видный общественный и политический деятель современности Михаил Поживанов. Активист оранжевой тусовки, бывший активный член «Народного Руха» Михаил Александрович, наверное, сейчас самый непримиримый враг нынешнего «преступного режима». Даже непримиримее (страшно сказать!) известной своим экстремизмом «чугунной леди» Майдана. Парень из народа. Во время массовой дискотеки, устроенной НСНУ и БЮТ 31 марта на Европейской площади в Киеве, Поживанов то и дело разражался самыми ура-революционными лозунгами, требуя распустить украинский парламент и немедленно приступить к новой дележке власти и собственности. Прямо, не отходя от майдана, все забрать и поделить между своими.

Вскоре он же со своей охраной блокировал центральные ворота Конституционного суда, не допуская в помещение его законных хозяев. На одной из последних тусовок оранжевых Михаил Поживанов был замечен в самом центре «могучей кучки» борцов против Верховной Рады — плечом к плечу с Тимошенко, Луценко, Пинзеником, Винским, Григорович и Катеринчуком. В общем, причислен к «сливкам общества». Юлия Владимировна, взволнованно оглядывая упитанные лица своих ближайших товарищей по борьбе, назвала их «лучшими сынами и дочками Украины.

Нехорошие чувства Михаила Поживанова к Верховной Раде понять можно. Ведь именно парламент в свое время принял бесчеловечное решение, фактически лишив Поживанова средств к существованию. Произошло это страшное событие в ноябре 2000 года, когда на свет появился закон «Об особенностях приватизации пакета акций, принадлежащих государству в уставном фонде ОАО «Мариупольский металлургический комбинат имени Ильича. Этот завод давно для себя облюбовал Михаил Александрович и фактически считал уже своим, однако Верховная Рада решила иначе, передав акции завода десяткам тысяч его работников. Поживанов воспринял это как личное оскорбление. Отдавать столь лакомый кусочек какому-то там абстрактному народу, в то время как живой и очень уважаемый человек нуждается в сверхприбылях, — это верх цинизма!

Пострадавший сразу оценил принятый закон как антинародный и антиконституционный. В том, что Михаил Поживанов – не простой, а очень не простой человек, нет ни малейшего сомнения. Сам-то он любит рассказывать о себе красивую сказку: мол, я паренек из рабочей семьи, всего в этой жизни добился своим талантом и своими мозолистыми руками. В этом он, наверное, берет пример со своей духовной наставницы Тимошенко.

Та тоже любит изобразить из себя рабыню Изауру и рассказать сказку о том, что она никогда ничего не крала, перечисляя при этом, чего именно не крала. Правда, если сравнивать обоих деятелей, следует признать, что в целом Юлии до Михаила далековато будет. Экс-руховец более грамотен, более речист, об идеалах добра умеет не только складно рассуждать, но даже и книжечку написал! Называется бестселлер сногсшибательно — «В будущее нужно смотреть глазами правды и добра». Надо полагать, идеалом являются глаза самого Поживанова. За одно только название автора надо на Гонкуровскую премию выдвигать! Талант, матерый человечище этот «пролетарский» писатель Поживанов, радетель государственных интересов. Взлет Поживанова произошел в 1994 году, когда Михаил Александрович устроился на теплое местечко мэра Мариуполя. Выборы, понятное дело, были простой формальностью.

Сложно сказать, каким образом русскоязычный молодой человек, получив стопроцентное советское номенклатурное воспитание, очутился в лагере национал-либеральних демократов, которые чётко придерживались курса на «самостийность» Украины. Ясно одно, что не это послужило главным фактором в избрании мариупольчанами Поживанова мэром своего города. Его победу обеспечил административный ресурс, а точнее руководство ведущих промышленных предприятий города, где директора-металлурги играли ведущую роль и решили удовлетворить личную просьбу металлурга Поживанова-старшего. Не исключается и часть личного вклада в свою победу и самого Михаила, потому что именно на начало 90-х приходится расцвет демагогии, которая лилась из уст молодых фотогеничных политиков. А говорить, обещать, выдерживать паузу и надувать щёки господин Поживанов умел уже тогда.

Нельзя сказать, что новоиспеченный мэр вдруг, благодаря зигзагу удачи, попал из грязи да в князи. С самого рождения Поживанов относился к категории золотой молодежи, которая игнорировала службу в Советской Армии, перепрыгивала через ступеньки служебной карьеры, занимая с помощью уважаемых родственников хлебные места. Отец Поживанова был главным инженером Новолипецкого металлургического комбината. Миша закончил престижную школу и в 17 лет поступил в престижный вуз — Московский институт стали и сплавов (закончил в 1982 году). Сам Михаил Александрович об учебе в растиражированных рекламных интервью говорит так: «Я был очень смышленым юношей, иначе не смог бы самостоятельно поступить в один из самых престижных вузов СССР». Из сказанного и ежу понятно, что Поживанов — это Ломоносов наших дней. Самородок и самоучка, одним словом. Правда, в списках выпускников института есть такая интересную запись: «ПОЖИВАНОВ Александр Михайлович (выпуск 1965 г.) — гл. инженер, зам. директора ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат», докт.

техн. наук, заслуженный изобретатель, лауреат Государственной премии. Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Какое совпадение! Смышленый юноша Поживанов самостоятельно поступил в тот же металлургический вуз, который закончил его отец – большой металлургический «генерал»! Наверное, Миша скрывал свою настоящую фамилию от ректора и деканов, чтобы они ему — как сыну очень известного человека — не делали никаких поблажек. Тяжело это, когда приходится прятаться от отцовской славы. (Кстати, интересно, что бы сказал прославленный отец, если бы узнал, что любимый сынок сейчас яростно отстаивает идеалы ОУН-УПА, считая Красную Армию оккупационной, тянет Украину в НАТО и т. д.?) Однако бывшие однокурсники достаточно критически относятся к его научным достижениям, считая, что они являлись результатом «соответствующего кураторства». При этом отмечают поверхностность, самоуверенность, категоричность и цинизм молодого Поживанова.

Что касается последнего качества, то чего стоит хотя бы эта фраза: «Начиная с аспирантской работы, никогда не испытывал материального недостатка. Не скрывал, сколько зарабатываю, а люди возмущались: как это так, что у меня зарплата порой выходила в три-четыре раза больше, чем у директора металлургического комбината?». Поживанов не скрывает, что его месячного заработка иногда хватало на покупку машины. А это по советским временам было немало. В 1988 году глава семейства проиграл выборы на пост генерального директора НЛМК, после чего уехал в родной Днепропетровск, где ему предложили занять «пост министра металлургии УССР». Вместе с ним, простившись с новолипецкой кузницей кадров, на Украину отправился и сын. Когда Поживанов-младший стал командовать самым металлургическим городом страны — Мариуполем, он принялся ковать здесь свое маленькое счастье. В Донбассе тех, кто зарится на чужое, не особо жалуют, но Поживанова это не касалось. Как говорили некоторые, его ангелом-хранителем был сам «Большой Паша» — Павел Иванович Лазаренко.

За время мэрства бизнес Поживанова существенно расширился. По данным еженедельника «Донецкие новости», в то время Поживанов был учредителем СП «Миал (Михаил Александрович – ред.) ЛТД», ММП «Азовтехника», АОЗТ «Народный», АООТ «Октябрьский», ТОО «Рубикон», ТОО «Торговый дом «Униторг», совместных российско-украинско-лихтенштейнских фирм «Пометко и К», «Пометко Интернешнл эстаблишмент» (к слову, Лихтенштейн частенько используется для перевода денег в оффшор), держателем акций Липецккомбанка, держателем контрольного пакета акций (вместе с Поживановым-отцом) Старооскольского железорудного комбината, днепропетровской фирмы «Стил Миал ЛТД» и макеевской фирмы «Макдон Стил ЛТД», ныне несуществующей. За время своего мэрства Поживанов нужным себе образом проконтролировал приватизацию в Мариуполе гостиниц «Спартак» и «Строитель», ДК «Строитель», универмага «Украина» в комплексе с магазином «Коробейник», универмага «Детский мир», который переоборудован под банк, парикмахерской на улице Постышева, 16 продуктовых магазинов, авторынка, заправочной станции, домов по всему Азовскому побережью, мариупольской нефтебазы, половины драмтеатра, мариупольской телерадиоорганизации «Мариупольское телевидение». Список, согласитесь, немалый и в комментариях не нуждается.

И как только руки до всего доходили. После падения в 1998 году Лазаренко начался и закат звезды младшего Поживанова. И главного сделать он все же не успел. Не удалось наложить руки на оба мариупольских меткомбината — «Азовсталь» и ММК имени Ильича.

Особенно привлекателен второй объект, который считается вторым по величине и по эффективности после «Криворожстали. Не доверяли жители Донбасса обещаниям сладкой жизни, которые щедро раздавал Поживанов. Тщетными оказались его попытки стать губернатором Донецкой области, не получилось и занять кресло мэра Киева или Донецка. Кстати, не вышло и получить звание действительного члена или хотя бы члена-корреспондента Академии наук Украины. Когда в сентябре 2006 г. на шахте им. Засядько погибли шахтеры, Поживанов торжествующе, на чистом «руховском» суржике заявил в интервью: «Можлыво, цэй выбух на шахти Засядько — божья кара Донецкой области за пидтрымку не той политычной сылы. Правда, после того как депутаты от Донбасса назвали Поживанова «паскудой» и «придурком с отмороженными на майдане мозгами» и пообещали набить морду за глумление над памятью погибших шахтеров, горе-политик поспешил всех заверить, что ничего подобного он не говорил, и пообещал подать иск к журналисту, взявшему то интервью. Как оказалось, Поживанов в который уже раз лгал.

Интернет-издание «Новый регион», напечатавшее скандальное интервью, обнародовало аудиозапись беседы с Михаилом Александровичем — борцом за права простых жителей Донбасса. Начало 90-х ещё не требовало чёткого политического позиционирования, такой была особенность политического момента. Должность мэра-политика давала новые возможности для активной деятельности мэру-бизнесмену. Так коллектив мариупольского «Азовмаша» особо ощутил на себе пристальное внимание мэра, который добивался, чтобы цистерны, которые производит предприятие, продавались исключительно компании «Миал ЛТД» (помните – «Михаил Александрович»?) по низким ценам. Эти деньги засчитывались заводу по статье расчётов с городским бюджетом, а «Миал ЛТД» продавал цистерны по международным расценкам. Объективная правовая оценка этому делу не была дана.

Снова в судьбу Михаила Александровича вмешались высокие покровители, снова уголовному делу против мэра-бизнесмена-политика не дали хода. Однако к тому времени Поживанов весьма всем надоел. Директора сконсолидировали свои действия, мобилизовали силы, проигнорировали киевский админресурс и Михаил Александрович проиграл борьбу за кресло мэра на очередных выборах. В силу приведенных выше факторов, мариупольскую страницу жизни Михаил Александрович вынужден был перевернуть и начать в 1999 году новую страницу в. Киеве. Рожденный в провинции, он решил покорять только столицы: сначала Москва, теперь Киев. Он всегда стремился быть на виду.

Скромность — не его черта, зато политических амбиций у него более чем. Для большинства киевских политиков появление М.Поживанова в окружении А.Омельченко так и остаётся загадкой. Для киевлян он был незнакомцем. Возможно, киевскому голове пришлась по вкусу оппозиционная риторика экс-мэра Мариуполя. Не исключается и версия касательно умения самого Михаила Александровича «вешать окружающим лапшу на уши» в отношении всяких проектов та прожектов на всяческие конференции, форумы и т.п. В Киевской городской государственной администрации (КГГА) к Михаилу Поживанову присматривались почти год, а потом назначили начальником Главного управления внешнеэкономических связей с дальнейшим повышением статуса до заместителя городского головы. В системе координат команды Омельченко Михаил Александрович занимал достаточно весомое место. Именно этим можно объяснить, почему мэр лично прикрывал Поживанова и тот, подобно супруге Цезаря, остался вне подозрений.

Более того, М.Поживанов даже после ряда скандалов удержался в близком окружении городского головы. Ему поручили ведение коммунального хозяйства города. Скажем прямо, даже в столице с её финансовой стабильностью, это сложная и неблагодарная сфера. Есть в коммунальном хозяйстве и «золотое дно», как ни странно – это отходы.

Михаил Александрович это ощутил, когда руководил инвестиционными потоками, лоббируя интересы некоторых иностранных компаний, которые ввезли в столицу оборудование мусороперерабатывающих заводов. Вице-мэр, только изучая вопрос мусоропереработки, побывал за границей тридцать раз. Результатом его вояжей стало приобретение для столицы соответствующего оборудования, которое морально устарело и поэтому являлось экологически небезопасным. Это оборудование демонтировали на Западе и вместо того, чтобы попасть на переплавку, благодаря стараниям Поживанова, оно появилось в Киеве. Забег по партиям.

Что касается политических взглядов, то Михаил Александрович до недавнего времени позиционировал себя нашеукраинцем. Тут он играл роль «чужого среди своих». Как Поживанов появился в «Нашей Украине» — тема для отдельного исследования. В своё время национал- демократам было важно иметь единомышленников в Донбассе. Именно поэтому возник интерес к «бунтующему антибюрократическому и антиолигархическому мариупольчанину». Союз с новой, авторитетной политической силой устраивал и Поживанова.

Как известно, не всегда созданные людьми образы отвечают реалиям, а шаги того или иного политика отвечают доктрине политических сил. Прибыв в столицу, Поживанов не вписался в структуры ПРП. Политик-бизнесмен не находил общего языка с идейными политиками. Михаил Александрович заявил о себе скорее как предприниматель, а не как защитник народных интересов. Диапазон приложения его усилий был достаточно широким: от изготовления металлических дверей и стеклопакетных окон до организации отдыха. При этом стремился использовать собственный политический статус в пользу своих же бизнес-интересов, предлагая осуществить их финансирование за счёт партийной кассы. Однопартийцы, присмотревшись непосредственно на практике к своему коллеге, разочаровались в нём. Они критиковали его именно за попытки из всего делать деньги. Не воспринимались его категоричность, цинизм, менторство при отстаивании своих коммерческих интересов. Именно это было тем фактором, который способствовал фактическому исключению Михаила из ПРП. Поживанов не очень горевал, а быстренько перемахнул в Народный Рух Украины. Во время парламентских выборов он был занесен в списки «Нашей Украины» в непроходной части.

Но Михаилу и тут подфартило: когда пришло время «рвать когти» из киевской мэрии, благодаря ротации он стал парламентарием, а значит — неприкосновенным лицом. Сегодня он рассказывает, что обеспечивал жизнедеятельность революционного палаточного городка на Крещатике и снова обманывает людей. Тем самым берёт участие в создании постреволюционного мифа о своей выдающейся роли в переломное для Украины время. Стилистика поведения М.Поживанова найдена им ещё в Мариуполе.

Это — агрессивность, нахрапистость, демагогия. Народный депутат от «Нашей Украины» Михаил Поживанов на досрочных выборах в парламент пойдет в списке Блока Юлии Тимошенко. Кандидат в депутаты подчеркнул, что пока не знает, под каким порядковым номером будет значиться в списке БЮТ. Да и, собственно, ему всё равно. Он знает, что пока позволяют средства, его номер всегда будет проходным – но только в списках «оранжевой» партии. Другого пути в политике у него уже нет.

Leave a Reply